Трагедия "Марины Расковой"

Море стало их последним пристанищем

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

22.02.2021 09:58
0

Читать все комментарии

307

В нелёгких поисках, которые я вёл в прошлом году, было задействовано немало людей. А началось всё со звонка Алексея Ивановича Волкова, стоявшего у истоков создания Совета ветеранов ВМФ Курска и более десяти лет возглавлявшего эту организацию...

Помогла "Российская газета"

Год назад газета "Курская правда" опубликовала мой очерк "Куряне Северного флота". В нём я, в частности, упомянул и советский транспорт "Марина Раскова" (бывший американский "Айронклайд"), и тральщики "Т-114" и "Т-118", потопленные 12 августа 1944 года самонаводящимися акустическими торпедами, выпущенными немецкой подводной лодкой.

В этой трагедии уцелел лишь тральщик "Т-116" - единственный оставшийся на плаву из четырёх единиц конвоя "БД-5" (Белое море - Диксон). Корабль принял на борт 186 пассажиров и моряков с потопленных кораблей, однако другим людям спастись не удалось...

После этой публикации моряк-североморец Алексей Иванович Волков попросил меня приехать к нему. В небольшой беседе он заметил, что в своём рассказе я не уделил должного внимания гибели транспортного корабля "Марина Раскова" и передал мне "Российскую газету. Неделя" за 20 ноября 2019 года.

Под рубрикой "Расследование" там была напечатана статья "Тайна последнего кунгаса. Следствие раскрыло новые данные о самой большой трагедии в Арктике 75 лет назад".

Речь шла как раз о гибели "Марины Расковой". Меня огорошило известие, что лет пять назад в Заполярье группа энтузиастов-поисковиков провела раскопки братской могилы, при этом были найдены останки нескольких человек и частично сохранившиеся фрагменты документов и записной книжки.

В статье также приведена ретроспектива событий лета сорок четвёртого года. Доложу вкратце об этой страшной трагедии.

"В конце августа 1944 года к острову Белый в Карском море прибило полузатопленную деревянную лодку - кунгас. В нём находилось 20 тел... Эти люди были последними из тех, кто пытался выжить в открытом бушующем море после гибели парохода "Марина Раскова" и двух прикрывавших его тральщиков. Из 752 человек тогда погибли 378. Среди них 136 женщин и детей, практически все, кто находился тогда на судне. Море стало их последним пристанищем, пучина пощадила тела только двадцати...

Трупы находившихся в кунгасе людей метеорологи местной станции похоронили здесь же, на острове, в братской могиле. Следы её с годами размыло волнами, разметало и сравняло ветром. И только четыре года назад волонтёры, занимавшиеся расчисткой острова от хлама, скопившегося с советских времён, нашли захоронение. Началось следствие..."

Так начинается горестная статья в "Российской газете. Неделя".

При раскопках захоронения были обнаружены и фрагменты документов, которые передали в экспертно-криминалистический центр ГУ МВД России по Свердловской области, где они в течение нескольких месяцев исследовались специалистами.

Удалось установить, что один из документов принадлежал Кузьме Яковлевичу Терещук. Кроме этого удалось собрать по частичкам и красноармейскую книжку. Однако имени погибшего установить не удалось...

Далее автор очерка Елена Мационг пишет: "При этом на ней (то есть в красноармейской книжке. - В. Ж.) частично был выявлен домашний адрес, очевидно, жены или родителей этого красноармейца - Ровенская область, Рокитновский район".

А вот, уважаемые читатели, информация, заинтриговавшая меня больше всего! Криминалистам удалось установить, что ряд текстовых документов раньше были частью одной записной книжки, на листах которой обнаружено название затонувшего судна "Марина Раскова" и фрагменты адресатов полевой почты: "Дубранова Валя... Курская об. Кореневский район село Шептуховка... к/... имени "1-го Мая"... Щ?киной Анне ...новне", "...06810, Н. Л. 48818 Белкину А. А.".

Прочитал эти несколько строчек, и вдруг появилось... странное, двоякое чувство. Во-первых, сильное душевное волнение, ведь речь шла о моей Курской области! А во-вторых, почему-то вдруг вспомнилась экспедиция к Южному полюсу английского исследователя капитана первого ранга Роберта Фолкона Скотта!

Сколько нечеловеческих сил отдали исследователи Антарктиды, стремясь первыми достичь Южного полюса планеты! И какую горечь испытали они 18 января 1912 года, увидев перед собой пустую палатку, над которой развевался норвежский флаг!

Получилось так, что Руал Амундсен опередил англичан на один месяц. Хотя я считаю, что это нисколько не умаляет гражданского подвига Роберта Скотта и его единомышленников...

Однако вернусь в наши дни, в свою родную Курскую область.

Как только я узнал, что свердловским экспертам-криминалистам удалось прочитать имена двух девушек из Кореневского района, тут же подумал: какая волнительная историческая тема заключена в нескольких строчках!

А вторая мысль была такой: эх, по-видимому, уже опоздал (пришла мысль о Роберте Скотте)! Наверняка, кто-то из корреспондентов центральных или ведущих областных газет провёл уже своё журналистское расследование и мне, в лучшем случае, придётся лишь повторить проделанный ими нелёгкий путь...

Поиск в Кореневском районе

Признаюсь, что сомневался и раздумывал я недолго. Привыкший доводить свои поиски до логического завершения, стал готовить письма-обращения, которые отправил в Кореневский район Курской области.

В них я просил выяснить,- проживают ли ныне на территории района две женщины - Валентина Дубранова и Щукина (Щёкина) Анна? Понимая, что возраст этих женщин ныне был бы весьма критический, просил попытаться найти их родственников (детей, внуков).

К чести всех кореневцев, которые работали с моими обращениями, должен сказать, что и архивисты района, и муниципальные служащие сельсовета, к которому относится село Шептуховка, и учителя Шептуховской средней школы проявили ответственность и внимание.

Были не только просмотрены записи в похозяйственных книгах сороковых годов, но проведены беседы со многими старожилами в надежде, что они вспомнят этих женщин (в годы войны, вероятно, ещё юных девушек). Но всё было напрасно...

Меня удивило сообщение из архивного отдела администрации Кореневского района: оказалось, что никто ранее (до меня) к ним с подобными запросами не обращался! Имею в виду тему гибели судна "Марина Раскова" и двух тральщиков из её конвоя.

Не скрою, я был расстроен: мои надежды найти потомков девушек, имена которых были восстановлены в Екатеринбурге на листиках старой записной книжки, не оправдались. Раньше-то хотя бы теплилась надежда: через родственников попытаться установить имя человека, которому принадлежала записная книжка! Я считаю, что он был родом из нашей Курской области.

Краснофлотец Василий Шавырин

Время летело, поиски "забуксовали". А я, честно сказать, надеялся завершить их к 9 Мая и подготовить рассказ о проведённом поисковом "расследовании".

Но вот в канун юбилея Победы на меня вышла в социальных сетях библиотекарь из Кореневского района Лидия Шавырина-Родюкова. Она сообщила, что прочитала в местной газете "Голос района" (24 апреля 2020 года) мою статью "Загадочные страницы истории", и ей есть что поведать мне.

Оказывается, дядя её мужа - Василий Шавырин - служил химистом на одном из упомянутых мною погибших тральщиков, а именно: "Т-114". Более того, у Лидии имелись раритетные фотоснимки, которые она мне вскоре прислала! Я тут же ответил ей:

"Добрый вечер, уважаемая Лидия! Нынче получил от вас фотографии мемориала, мемориальных досок, а также - одну общую (групповую) фотографию и один фотопортрет. Очень вас прошу,- уточните, пожалуйста, следующее: 1. Кто запечатлён на фотографии-портрете? 2. Групповое фото - как вы думаете, где снималось? По одинаковой форме,- халаты, пижамы - это или госпиталь, или санаторий! Если это то фото, о котором вы раньше мне сообщали, то кто на нём? Моряк с "ТЩ-114"? То есть именно тот человек, который меня очень интересует? И когда примерно сделан снимок? И ещё - на снимке он... в 1-м ряду, или во 2-м, и какой по счёту слева (или справа)? Простите, что задаю вам вопросы, но, как вы понимаете, в этом и состоит моя поисковая работа,- письма, вопросы, фотографии и так далее. Благодарю Вас за хлопоты и присланные фотоснимки!"

Лидия Шавырина (Родюкова) ответила: "Здравствуйте, Вячеслав Степанович! На портрете Шавырин Василий Константинович. Где снималось групповое фото, не знаю... Возможно, это госпиталь. Здание приличное, у нас в районе такого нет, тем более в те времена! Насчёт санатория - я думаю, что вряд ли он мог себе это позволить (но это лишь мои мысли). На групповом фото - Шавырин Василий Константинович, 1-й ряд, 4-й слева (рука на руке, в полосатой больничной пижаме)".

Позднее она сообщила, что моряк с"ТЩ-114" В. К. Шавырин - дядя её мужа. Обратила внимание, что на снимке три человека в белом (скорее всего, в халатах). Однозначно события связаны с медицинским учреждением.

Я выразил Лидии признательность за помощь! На тот момент она была единственной "ласточкой", принёсшей мне своим известием определённое душевное утешение в наших непростых поисках! Ведь даже одно имя воина, возвращённое из пламени войны (а в нашем случае - из глубины морской пучины!), тем более найденные фотографии - это уже немало!

Я отправил запрос и в город Мурманск - в военно-морской музей Северного флота, попросил сообщить, были ли в экипажах погибших тральщиков "Т-114" и "Т-118" моряки из Курской области, и (если были) прислать список их имён и адреса родственников. Но интересующих меня сведений не получил.

Звонок эксперта-криминалиста

Подготовить свой рассказ - "отчёт" о проведённой работе тогда же, в мае 2020-го, мне не удалось. Вследствие карантина, посадки картошки, грядок в своём родном посёлке Тим продолжил поиск лишь в конце мая, поэтому с исследованиями по "Марине Расковой" мне пришлось "лечь в дрейф"!

Однако незавершённость поисков тревожила, угнетала, и к тому же появилась ещё одна возможная зацепка. В Интернете прочитал, что эксперты-криминалисты Свердловской области исследовали также и несколько фрагментов писем, найденных в братской могиле на острове Белый. Вот у меня и зародилась мысль: а вдруг там обнаружились какие-либо другие имена и адреса? Поэтому решил обязательно запросить криминалистов Свердловской области.

Увы! Напрямую послать электронное обращение-запрос в ГУ МВД по Свердловской области у меня сразу не получилось из-за обязательного заполнения специальной анкеты. Споткнулся на графе "Где совершено преступление?" Уведомить, что в Карском море?!

В общем, пришлось послать ряд писем по другим адресам. Одно - в поисковый отряд "Карские экспедиции", именно поисковики этого отряда вели раскопки на острове Белый. Второе письмо отправил в региональное отделение Общероссийского движения по увековечению памяти погибших при защите Отечества "Поисковое движение России". Третье было адресовано в редакцию свердловской "Областной газеты". Мне рекомендовали направить его журналисту Станиславу Мищенко, который ведёт историческую рубрику.

В конце концов мои письма были пересланы уральцами в ГУ МВД по Свердловской области.

Однажды, ещё стояла погожая осень, раздался звонок. Номер был мне незнакомый, но я ответил... и был очень обрадован! Оказывается, это звонил из Екатеринбурга старший офицер-криминалист Дмитрий Коковин. Он сообщил, что ему пришлось заниматься экспертизой документов, о которых я спрашиваю в своих письмах.

Меня тронуло то, что Дмитрий Викторович посчитал необходимым лично (!) позвонить в Курскую область и поговорить с человеком, который ведёт свои поисковые исследования, отталкиваясь от записей, "расшифрованных" криминалистами Свердловской области в 2014 году!

Я тут же, волнуясь, спросил его и о найденных письмах, но подполковник ответил, что это были лишь фрагменты, и текст в них не имел ни связанного целостного содержания, ни новых имён и адресов...

В конце разговора я сердечно поблагодарил Дмитрия Викторовича за звонок, ведь именно успехи свердловских специалистов в восстановлении документов и подвигли меня на проведение дальнейших поисков.

Что хранят глубины морей?

Подводя итоги проведённой мною работы, хочу заметить, что фактор времени имеет существенное значение. Ведь прошло три четверти века! Поэтому и эффективность подобных поисковых исследований оказывается весьма небольшой.

И всё же я должен выразить благодарность всем сотрудникам и специалистам, как Курской, так и Свердловской областей, помогавшим мне! А в заключение считаю своим долгом привести фрагмент ответа, полученного из Главного управления МВД России по Свердловской области, касающегося упомянутых выше документов и писем:

"...Исследуемые 5 фрагментов писем единый документ не составили из-за отсутствия общей линии разделения и логического продолжения фраз, каких-либо адресов на письмах не выявлено... В свою очередь будем рады получить от вас результаты нашей совместной работы по увековечению памяти павших в Великой Отечественной войне".

Не только заросшие окопы и траншеи, но и глубины наших морей цепко хранят в своей пучине останки безвестных сынов и дочерей Отечества!

Вячеслав ЖИДКИХ.

Курск.

P. S. Уважаемая редакция газеты "Красноярский рабочий"! Благодарю вас за ранее напечатанные мои материалы, посвящённые бою за порт Диксон и офицеру-подводнику Дмитрию Лифинскому, руководившему тушением взорвавшегося ядерного реактора на одной из АПЛ в бухте Чажма... В связи с тем, что Карское море находится на севере Красноярского края, я подумал, что данный исторический материал будет интересен вашим читателям.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры