Бухгалтер Георгий Мартьянов - легенда каратузской газеты "Знамя труда"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

20.10.2020 19:37
0

Читать все комментарии

336

В мае 1962 года, как гром среди ясного неба, на нашу страну свалилось решение ЦК КПСС о закрытии большинства районных газет. В регионах разрешили остаться только базовым изданиям.

Каратузскую "Знамя труда" тоже постигла печальная участь, а вместе с ней должна была исчезнуть и типографии. Но её удалось отстоять. И это прямая заслуга бухгалтера издательства Георгия Петровича Мартьянова.

Как это ему удалось? Ведь в условиях партийного диктата мало кто смел возражать против решений, спущенных вниз по вертикали. В колхозах даже посевную никто не начинал без разрешения "сверху".

Редактор тех лет Николай Иванович Галеницкий вспоминал, что Мартьянов, невзирая на лица и авторитеты, позвонил начальнику краевого управления печати. Цифрами и фактами доказал необходимость сохранения в Каратузском районе промышленного предприятия, которое обеспечивает бланочной продукцией все учреждения, колхозы и совхозы.

Обычному бухгалтеру в крае пошли навстречу. Вот она - роль личности в истории. Даже если это история всего лишь местной печати.

Он пришёл работать в типографию в 1931 году - в первые же месяцы после создания районной газеты, тогда она называлась ещё "Красный Амыл". После минусинской "Власти труда" это было второе местное издание на юге края. Начинал учеником печатника. Но за станком простоял недолго - слишком тяжёлый труд.

Электричество в наше издательство провели только в 1954 году, а до тех пор печатный станок приводился в движение ногами. Тираж тогда был хоть и невелик - около двух тысяч экземпляров, и крутили маховик поочерёдно два печатника, а всё равно после смены ноги будто свинцом наливались.

Решил Георгий Мартьянов выучиться на бухгалтера. Но для этого нужна была семилетка, а у него только четыре класса. И он стал брать уроки финансовой науки у своего друга, работавшего в банке. Просто смотрел и запоминал. То есть, освоил сложное дело самостоятельно, после чего его назначили бригадиром типографии, позднее доверили и бухгалтерию.

Не имевший никаких документов об образовании, он сумел рационально организовать труд рабочих. С отчётами тоже справлялся прекрасно. Словом, этот человек был живым подтверждением известного постулата: образование и образованность - совершенно разные вещи.

А в свободное от работы время Георгий Петрович успевал режиссировать в самодеятельном каратузском театре - с 1935 по 1938 годы. Поставил несколько произведений: пьесу Курдюмова "Накипь", комедию раннего Арбузова "Шестеро любимых" и даже классику - "Без вины виноватые" Островского.

И ещё один показательный пример. В августе 1941 года Мартьянова призвали на фронт. Воевал он до Победы, вернулся домой в офицерском звании, хоть никакого училища не заканчивал, только краткосрочные командирские курсы продолжительностью в один месяц.

Родной коллектив принял награждённого боевыми орденами и медалями фронтовика с огромным удовольствием. С 1 февраля 1946 года его вновь зачислили на прежнее место работы. После тяжёлой войны было что восстанавливать. И он с жаром взялся за дело.

К 60-м годам показатели издательства были уже вполне приличными. А потом грянуло то самое решение Москвы. И если, благодаря Мартьянову, типография устояла, то газета не выходила почти три года.

Осенью 1964-го Хрущёва сняли, и через несколько месяцев процесс двинулся в обратном направлении: в стране стали восстанавливать районки, а вместе с ними - и типографии. В Каратузском районе было значительно проще возродить печатное издание, так как Георгий Петрович сохранил и печатную машину, и кассы-реалы, и верстатки, и шрифты разных гарнитур, и пробельный материал, и всё оборудование для особо сложного мелкого набора, и даже запас печатной бумаги.

Портрет не будет полным, если не упомянуть о простых человеческих качествах Георгия Петровича. Об этом лучше всего может сказать С. В. Клюшников, они крепко дружили. Ему и слово:

- Мартьянов - личность-загадка. Он был как будто дворянских корней. Его деликатность, обходительность, но особенно ум - явно не простого человека. Казалось бы, обычный бухгалтер, бригадир, а в его хлебосольном, гостеприимном доме часто собиралась местная интеллигенция. И беседы там велись соответствующие. Но лично для меня в нём главное не это. В 1965 году я приехал в каратузскую газету на работу и никого здесь не знал, так он со своей женой Еленой Васильевной взялся меня опекать. Даже когда я надумал жениться, организовал в помещении редакции свадьбу вскладчину, да ещё с роскошным подарком - диван-кроватью. Более того, поскольку мои родные жили очень далеко - в Самаре, Георгий Петрович выполнял роль посажённого отца, а Елена Васильевна - посажённой матери.

Станислав Валентинович упомянул о супруге Мартьянова, а ведь и она всю жизнь трудилась в типографии. Они были очень эффектной парой: он - высокий, холёный, с благородными чертами лица, она - голубоглазая хрупкая блондинка. Пришла туда наборщиком текстов в 1932-м и тоже задержалась на всю жизнь.

Труд наборщика не только физически тяжёлый, но и вредный. 22 года непрерывного соприкосновения с токсичным сплавом свинца, олова и сурьмы подорвали её здоровье. Особенно пострадали глаза - до конца дней они оставались у неё воспалёнными, красными.

Ей бы поберечься, а она, рано уйдя на льготную пенсию, лет до 75-ти приходила в типографию, заменяя отпускников или заболевших. И всегда это был мастер-класс для молодых. Даже в преклонном возрасте работала Елена Васильевна виртуозно, красиво, будто играючи, руки сами знали, где что нужно взять. Таких высокопрофессиональных наборщиков за все годы существования типографии докомпьютерной эпохи были считанные единицы.

Лёгкий характер и жизненный оптимизм позволили этой женщине очень долго сохранять ясный ум и прекрасную память. А прожила она почти век. Кто-нибудь из бывших коллег обязательно приходил к ней 3 июня - в этот день она родилась, и она непременно интересовалась детьми и внуками пришедших. Поразительно, но она помнила все их имена! И лишь в свой 98-й день рождения не признала, кто из нас пришёл её поздравить.

На 25 лет пережила она супруга. А потом они снова оказались рядом. Как в жизни и на работе - смолоду и до преклонных лет. Когда в марте 2009 года редакция прощалась с Еленой Васильевной, об этой паре так и говорили: "Они оба -- история нашей газеты".

А для следующего поколения сотрудников "Знамени труда" - это уже легенда.

Татьяна КОНСТАНТИНОВА.

Каратузское.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры