Работа у Сергея Вернера и Юрия Дрона разная, а цель одна - быть впереди

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

25.10.2020 08:58
0

Читать все комментарии

280

"Красноярский рабочий" много раз писал о предприятии, которое впору заносить в Книгу рекордов Гиннесса.

А кто ещё в нашем крае, кроме Каратузского ДРСУ, не только строит, ремонтирует и обслуживает более 300 километров дорог, но ещё и содержит тысячу голов КРС, в том числе 500 дойных коров? А самое главное - зерновое поле здесь занимает свыше 12 500 гектаров. Поэтому вполне понятен настоящий дождь высоких наград, которых ежегодно удостаиваются работники предприятия.

В нынешнем году, в апреле, медалями ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени указом президента страны В. В. Путина были награждены токарь Юрий Иванович Дрон и водитель Александр Николаевич Штейн. А в сентябре Заслуженным работником сельского хозяйства Российской Федерации стал механизатор Сергей Фридрихович Вернер.

К сожалению, в день моего приезда в Каратузское водитель КамАЗа Александр Штейн был в рейсе, поэтому удалось встретиться и поговорить только с Сергеем Вернером и Юрием Дроном.

Хлебороб от Бога

Родился Серей Вернер в селе Каратузском в 1960 году. Его отец Фридрих Христофорович работал в местном колхозе имени Димитрова трактористом, а мать Нина Николаевна трудилась в райпотребсоюзе.

Парня с детства тянуло к технике. Уже с пятого класса он вместе с отцом весной сеял, а осенью на комбайне убирал хлеб. Поэтому и учился, как он дипломатично говорит, средне. И то верно, разве можно грызть гранит науки, когда за окном знакомо урчит тракторный двигатель, а батя даже разрешает самостоятельно управлять им?

Но десятилетку Сергей Вернер окончил и, не раздумывая, подал документы в местное СПТУ. И уж тут-то у него все отметки были только отличными. Прилежного ученика ставили всем в пример. Отучившись, молодой специалист поступил работать в колхоз имени Димитрова механизатором. И хотя возрастом был молод, в работе на полях не уступал опытным хлеборобам.

Но беда пришла, откуда её не ждали: началась перестройка, во время которой даже передовой каратузский колхоз не выдержал давления рынка и, как говорится, приказал долго жить. Пришлось Сергею Фридриховичу искать себе другую работу.

Год он трудился шофёром в СПТУ, а потом узнал, что недавно назначенный директором Каратузского ДРСУ Николай Димитров собирается заняться и полеводством. Не раздумывая, сразу пришёл устраиваться на работу в ДРСУ.

- В то время во дворе предприятия стояли всего два разукомплектованных комбайна "Енисей-1200",- рассказывает Сергей Фридрихович.- Ещё два колёсных МТЗ и один "Кировец", а вот сеялок и даже борон не было. А тут - весна на пороге, пришлось просить помощи в тех хозяйствах, кто сумел выжить в лихие 90-е годы. Помню, в первый год мы посеяли только 200 гектаров пшеницы и ячменя. Затем - 300 гектаров, 500... Сегодня уже сеем более 12 тысяч гектаров яровых.

Действительно, сегодня в хозяйстве есть полный набор техники для работы на земле. Одних зерноуборочных комбайнов штук 20 набирается. На одном из них - "Полесье-1218" - и работает Сергей Вернер.

Комбайнёры в ДРСУ - все мастера своего дела, как на подбор. Среди таких асов полей трудно быть всегда впереди, но у Сергея Фридриховича это получается. На его комбайне каждый год не хватает места, чтобы рисовать звёздочки за каждую намолоченную тысячу центнеров зерна.

Как говорит хлебороб, с весны и до глубокой осени его в доме почти не видят. Весной на тракторе "Джон Дир" он готовит землю к посевной. Работают механизаторы по сменам - 12 часов четыре раза подряд в день и столько же раз - в ночь. Труд очень тяжёлый, поэтому приходит механизатор домой, ест и сразу идёт спать, а если идёт в ночь, то берёт сумку с едой и - снова в поле.

Осенью комбайнёры, чтобы убрать хлеб и другие культуры до снега, тоже работают до глубокой ночи. И такой трудовой ритм у Сергея Вернера уже почти сорок лет подряд.

Другая бы жена запилила мужа, не видя его неделями, а то и месяцами, но Ольга Петровна привыкла к его рабочему графику. Поэтому в семье Вернеров всегда мир да лад.

А когда пришло известие, что Сергей Фридрихович удостоен высокого звания "Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации", радости было много не только у Сергея и Ольги, но и у их дочери Анны, которая живёт и работает в Красноярске.

Что интересно, первым о награде сообщил Николай Димитров, который сейчас работает советником директора ДРСУ Олега Лихоузова. А затем и сам директор позвонил с поздравлением. Чуть позже указ президента Сергей Фридрихович прочитал в газете "Красноярский рабочий", которую получают все работники предприятия.

Напоследок я спросил своего собеседника о том, не жалеет ли он о выбранном жизненном пути. В ответ услышал, что в городе у дочери Сергей Фридрихович не выдерживает и двух дней проживания. Ему нужен полевой простор, а не городские трущобы.

Ас токарного дела

Биография Юрия Дрона в чём-то схожа с биографией его друга Сергея Вернера, хотя трудностей на жизненном пути было много больше.

Родился Юрий в деревне Нижняя Буланка, которая в ту пору была отделением Матинского совхоза. Его отец Иван Иванович Дрон работал бригадиром кукурузоводческой бригады. Это был настоящий богатырь двухметрового роста. Казалось, такому человеку жить до ста лет, но умер Иван Иванович в молодом возрасте.

Весной он тащил в гору сеялку на тракторе МТЗ-50, неожиданно выскочила скорость, а тормоза у трактора были хиленькими, и он опрокинулся, придавив тракториста. Ещё полгода прожил старший Дрон, а потом скончался от перелома позвоночника.

Было Юре тогда всего три года, поэтому отца он почти не помнит. От него в семье остался только таджикский ковёр ручной работы, который Иван Иванович получил в Москве вместе с золотой медалью ВДНХ за высокий урожай "королевы полей". Да старая фотография отца, на которой он стоит в кукурузных зарослях высотой метров пять-шесть.

- Мама Валентина Иннокентьевна после смерти отца не захотела жить в Нижней Буланке, и вскоре мы переехали в Каратузское,- рассказывает Юрий Дрон.- Здесь я окончил школу, отсюда ушёл служить в армию. Два года провёл в Монголии, был простым пехотинцем.

Тут надо сказать, что, погоревав о безвременно ушедшем муже, мать Юрия Дрона вновь вышла замуж за механика колхоза имени Димитрова Григория Анисимовича Родионова. И когда Юрий вернулся из армии, он первые три месяца поработал в местном ПМК, но отчим уговорил пасынка поступить учиться на токаря.

Интересно, что учился Юрий вроде бы в СПТУ, но станок стоял в родном колхозе. Ему очень повезло с учителем, который, не скупясь, передавал ученику все секреты токарного дела. И вскоре бывший солдат, а теперь - токарь первого разряда самостоятельно приступил к работе. Вскоре он получил второй разряд профессионального мастерства, затем - третий и четвёртый.

А потом, как и у Сергея Вернера, у Юрия Дрона случился небольшой перерыв в работе из-за развала колхоза имени Димитрова. В этом есть какая-то мистика, но мастера токарного дела спас тоже Димитров, только не болгарский революционер, а наш российский директор Каратузского ДРСУ Николай Васильевич Димитров.

Сегодня Юрий Иванович имеет высший седьмой разряд. В его подчинении токарный и фрезерный станки. На предприятии он единственный токарь, поэтому его рабочий день в буквальном смысле слова расписан по минутам, а в страду ему нередко приходится работать и ночью, ведь не может комбайн стоять из-за поломки много времени. В страду не только час, но и минуты на счету.

Директор ДРСУ Олег Лихоузов рассказывал мне, что нет деталей, которые не может выточить на своём станке Юрий Дрон. Ас токарного дела без проблем изготавливает запчасти на зерноуборочные комбайны, трактора, зерносушилку, дорожную технику и асфальтный завод.

С одинаковым мастерством Юрий Иванович вытачивает нужные детали на отечественные тракторы "Кировец" и зарубежные "Нью Холланды", белорусские зерноуборочные комбайны "Полесье" и американские "Джон Диры".

К слову, американская техника доставляет механизаторам немало хлопот. Дело в том, что у неё все размеры в дюймах, а у нас - метрическая система. Вот и приходится Юрию Дрону вытачивать специальные вставки, чтобы шланги подошли к технике. И так уже на протяжении 38 лет.

Причём с каждым годом объём токарных и фрезерных работ у мастера только растёт. Он как-то подсчитал, что в 2017 году выточил 2 060 деталей, в 2018-м - 2 575, а в прошлом году - уже 3 075. Нынче, похоже, и этот рекорд будет побит.

Думается мне, что рекорды Юрия Ивановича Дрона - это не только его заслуга, но и жены Ольги Юрьевны, которая работает в связи. Именно она создаёт в семье такой психологический комфорт, при котором муж работает всегда в хорошем настроении.

Да и две дочери - Надежда и Наталья - под стать отцу и матери. Надежда работает в социальной защите, Наталья - в администрации района, но сейчас находится в декрете, ухаживая за трёхмесячной дочуркой. А всего дочери подарили родителям сразу четверых внучек.

По этому поводу Юрий Иванович шутит: дескать, только у хороших людей рождается много девочек. А если серьёзно, так оно и есть. Ведь медаль ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени, которую Юрий Дрон получил 3 сентября из рук губернатора края Александра Усса, плохим людям не дают.

Виктор РЕШЕТЕНЬ.

Каратузское.

#krasrab

Подписывайтесь на "КР" через онлайн-сервис "Почты России". Оформляйте - совершенно бесплатно подписку на канал "Красноярский рабочий" в "Яндекс.Дзен", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры