Из редакционной почты: "Ты никого не слушай - пишешь и пиши"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

13.06.2021 06:47
2

Читать все комментарии

1198

Спасибо "Красноярскому рабочему": благодаря публикациям в газете можно не только получать информацию, но и невольно напитываться впечатлениями о писателях и о книгах - как в виде аннотаций, так и в виде частично или полностью опубликованных оригинальных текстов.

Повести, романы - как с конвейера

Поскольку я далеко не примерный читатель, то современных писателей знаю мало. Нередко к тому же бывает так, что какой-то прочтённый опус быстро забывается напрочь. Вот Дарью Донцову, что всё время у всех на виду и на слуху, не припомню, читала ли, нет ли, но целенаправленно уж точно не читаю.

Из-за Суворова (Резуна) с несколькими умными людьми чуть ли не рассорилась. Эти мужчины читают, хвалят и доверяют написанному офицером-перебежчиком. Он-де всё знает. И "правду о войне" пишет (бедная правда! Кто только к ней не пристраивался и её именем не манипулировал!).

- Откуда? - вопрошаю я.- Он родился после войны, на фронте быть никак не мог, и по званию он всего лишь капитан, кто ему так и предоставил все эти никому недоступные секретные архивы?

- О-о-о...- отвечают мне.- Он - аналитик, его как разведчика научили выискивать информацию изо всего.

- Он не разведчик, а предатель! Он не только подвёл ГРУ и сдал товарищей, он же ещё и отрабатывает должок перед своими западными кураторами. Пусть он пишет умно и складно, но эта его читабельная "стряпня" - ненадёжная и предательская, как и он сам.

- Ты его почитай, прежде чем так говорить. Он всё объясняет, почему и как. А то ты "не читала, но осуждаю".

Пусть я буду безнадёжно непонятливой, но и Резуна, и Донцову, и ещё многих других читать не буду.

Не помню, кто сказал, что "общение может убедить нас в чём угодно и заставить поверить во всё что угодно, поэтому будьте внимательны при выборе круга общения". Точно! И при выборе книг для чтения тоже.

Что ж читать? "Наше всё" - это русские классики. Их мы "проходили" в школе, да и помимо "обязаловки" ещё с удовольствием читали-перечитывали. Но на прежних классиках литература, как и жизнь, не остановилась. Число отечественных писателей всё прибывает и прибывает. Сегодня их тысячи, если не десятки тысяч,- только зарегистрированных в писательских Союзах.

И какие они нынче шустро-плодовитые! Не тратят по многу лет на одно произведение, как делали когда-то писатели, ибо зачем так нерационально растрачивать себя и годы своей драгоценной жизни? Как поведала в своём интервью "Можно ли писать на одном вдохновении?" ("КР" № 15 за 3 марта 2021 года) Татьяна Устинова: "За прошедшие 20 лет я написала 42 книжки".

Вот это продуктивность - повести и романы слетают, как с конвейера! А есть писатели ещё плодовитее. И кто-то ведь их читает! Изумляюсь я, когда слышу от культурных людей, что они успевают всех прозаиков и поэтов прочесть, сравнить, оценить... Сколько же часов у них в сутках? Или они на час-два "пораня встают", как говорил в военную пору один председатель колхоза? А может быть, всё-таки и они не всё читают?

Среди читающей публики в фаворе

Щедро писателями произрастает родная Сибирь. Недавно в Красноярске вышла в свет новая книга Михаила Тарковского: "Живая верста. Хрестоматия Енисейской тайги". О ней я могу судить по интервью с автором, в ноябре 2020 года опубликованном в "Красноярском рабочем". По-моему, замечательная книга, и я мечтаю если не приобрести её, то хотя бы прочесть, если она, конечно, поступит в бородинскую библиотеку.

Книжного магазина в нашем городке уже давно нет, а в библиотеках свои трудности и лимиты. Но книга наверняка поступит. Как меня заверили библиотечные работники, произведения красноярских писателей у них неплохо представлены и пользуются спросом у бородинцев. Можно порадоваться за читателей, которые получат возможность держать такую очень качественно иллюстрированную книгу в руках и наслаждаться её содержанием.

Недавно прочла я статью писателя Анатолия Статейнова о другом красноярском писателе Владимире Топилине ("КР" № 33-34 за 13 мая 2021 года). В ней представлены и подробности биографии писателя, и презентация его недавно вышедшей книги под названием "На берегах небесного озера". Если судить по написанному в статье, то сюжет интересный: там есть и любовь, почти как у купринской Олеси, и воспоминания о трагедиях Гражданской войны, раскулачивания и репрессий 1930-х годов.

Очень хвалебная статья: её автор не поскупился на добрые слова и предрекает произведениям Топилина большое будущее.

Насчёт сегодняшнего дня я соглашусь - писатель Топилин среди читающей публики в фаворе. К примеру, в нашей городской библиотеке за его книгами долгое время была очередь, они выдавались по предварительной записи. Сейчас все, конечно, будут ожидать новую книгу, а работники библиотеки надеются, что писатель, может, и сам в Бородино приедет.

Я в очередях по записи не стою, спокойно откладывая чтение модных авторов на будущее. Если они действительно талантливые, а сюжеты, стиль и язык их сочинений на высоте, то и со временем не должны разочаровать.

Насчёт же предсказаний отдалённого будущего нынешних шедевров, то тут, на мой взгляд, пророчествовать трудно, тем более в наше время, перенасыщенное информацией. Даже такой человек, как "писатель нового тысячелетия" Захар Прилепин, прогнозировать не берётся.

В материале Сергея Павленко о приезде в Красноярск писателя ("Мы живём сегодня в озверелом мире", "КР" N 32 за 6 мая 2021 года) удручает мрачная прилепинская констатация того, что в России "80 процентов населения книги повыбрасывали", чтобы они не занимали места и не собирали пыль, и что не только Россия, а весь цивилизованный мир увидел, как он глубоко заблуждался, "думая, что освобождение от тоталитарных уз приведёт людей в чрезвычайно разумное состояние. Происходит же обратный процесс".

Да, свободой, как костью, часто давятся. Прилепину кажется, что только государство может что-то изменить в культуре и мировоззрении своих граждан, потому что "само по себе это не появится: на рынке всегда выигрывают самые низменные и отвратительные чувства". Ага, дошло до нас, что если "всё можно" и "всё дозволено", то на пользу обществу это не пойдёт. А ведь об этом русские классики ещё когда предупреждали!

При всём при этом так хочется подумать и написать о чём-то таком хорошем, где, к примеру, Дудь с Моргенштерном и близко не стояли. Вот попробую я кое-что сказать об авторе упомянутой выше статьи - Анатолии Петровиче Статейнове.

Юмор, ирония, правда жизни

В повествовании о писателе Владимире Топилине Статейнов свою родную деревню Татьяновку не преминул упомянуть (уж так любезна она его сердцу!): "много умных мыслей изрекается в Татьяновке". Можно подумать, что она и в самом деле необыкновенная, а по сути, у других деревень таких писателей просто нет.

Прочла я книгу Анатолия Статейнова "Родня", а в "Красноярском рабочем" часто публикуются его рассказы. И это здорово, так как между серьёзных и проблемных тем можно получить разрядку, от души насмеявшись, например, над рассказом "Как я позорил деревню" ("КР" N 23 за 2 апреля 2021 года).

Чей юмор при этом невольно вспомнился мне? Николая Васильевича ли Гоголя или, может, Михаила Афанасьевича Булгакова?

Булгаков с его реалистичным жизнеописанием и убойным юмором в том же "Собачьем сердце" замечателен - я хохотала не раз над ним, с удовольствием перечитывая. Но там юмор-сарказм. Время такое было - малоумилительное.

Гоголь же - это милая старина Малороссии, Николай Васильевич вроде и не щадил её в своём реалистическом описании, но ведь явственно видно, что он, посмеиваясь над жителями Сорочинцев и Миргорода, относится к ним с любовью.

Вот это же я ощущаю и у Анатолия Петровича Статейнова в его колоритной саге о родной Татьяновке - небольшой деревушке у границы Рыбинского района. Юмор, ирония, правда жизни - всё есть в их сочинениях.

Попутно вспомнилось смешное и у писателя Анатолия Ефимовича Зябрева - над чем я сама хохотала и знакомым журналистам зачитывала - смеялись и они, так как похожее в своей профессиональной жизни тоже встречали. Это рассказ про то, как в молодости вознамерился он, погрузившись в гущу трудовой молодёжи, сразу два очень серьёзных дела делать: и по-настоящему в рабочей бригаде трудиться, и тут же очерки в журналы отправлять.

Двух зайцев ловить, как известно, трудно, и как подтверждение этому - после первой же публикации его из бригады исключили. Вступился за него комитет комсомола стройки и своим авторитетом продавил отмену коллективного решения: писателя оставили. Но - "с условием, что я всю свою писанину брошу, если же не брошу, то буду предварительно прочитывать им то, что посылаю в журнал".

Бригадное редактирование, ни больше ни меньше. И как ни старайся, всё равно не угодишь: "...Вот уж комедии наступили, когда я стал им читать, а они стали спорить... Например, Петька говорил, что про Ваську лучше получилось, а Захар настаивал, чтобы с ним рядом была прописана и девушка из женского общежития, на которой он собирается жениться..."

Действительно, комедия, и как комсомолец Зябрев в таких условиях творил - уму непостижимо! Всё-таки описывать людей лучше на безопасном удалении от них.

Статейнову (по крайней мере, книжному герою) тоже немало критики в свой адрес доставалось: "...Вон сидит писарюга, посмотрите, люди, на пустоголового. Только что в очках и лысый. Что он хорошего для себя и для своей деревни сделал?.. Писарь теперь на писаре, а хлеб сеять некому".

Но ведь и поддерживали те же деревенские: "...Картошку все умеем садить и копать, а пишет он один. Пусть пишет - прокормим. Разве картошки жалко? Ну, начнёт он её садить, полоть лук да морковку, потратит время, а ты за него напишешь? То-то. Нам его беречь надо. Ты, Толик, никого не слушай, пишешь и пиши. Мы пока с бабкой живые, будет у тебя корка хлеба".

Поскольку я плохо знаю современных писателей, то невольно сравниваю Статейнова с классиками. Его рассказы, по-моему, тоже можно в школьную программу включить: в них и язык русский, чистый, и патриотизм найдёшь, да и краеведческая линия там присутствует.

Язык с налётом блогерства

Вспомнилось одно высказывание в Инете: "Русский язык умер в середине 20-го века. Самый сочный язык - это серебряный век, где сплелись старые и новые формы, где каждое слово, даже у беллетристов, было красивым и сочным. Сегодня же всё - сухая галета".

Строгое суждение, но всё-таки с его автором в чём-то я могу согласиться. По моему мнению, тот язык, о котором он говорит, это был язык учившихся в русских гимназиях и школах дореволюционного времени, а если кто моложе, то из тех, кто успел поучиться пусть и в советских школах, но у старых, ещё царской выучки, учителей.

И язык этот вообще-то сразу чувствуется и отличается от языка "простых советских" писателей, хотя лучшие из них, конечно, отличны друг от друга своей индивидуальностью.

Современный язык несколько нивелирован, если можно так выразиться, неким налётом блогерства, пусть и выраженным в разной степени. Он, конечно, не всегда "сухая галета", но, увы, былая культура речи и красота могучего и свободного русского языка сменяется примитивностью и развязностью самого низкого пошиба.

Как с горькой иронией сказал в интервью Захар Прилепин, теперь "писателю нужно конкурировать с "ТикТоком", массовым развлекательным контентом, Дудём и Моргенштерном. Он должен научиться ругаться матом быстрее, чем Моргенштерн...". Но, слава Богу, не все российские писатели на такую "конкуренцию" пойдут.

А мы вернёмся к нашей Татьяновке, ещё не испорченной ругательно-развлекательным контентом. Анатолий Петрович честно предупреждает, что у него в произведении много по большей части художественного, а не документального. Только вот воспринимается всё очень даже конкретно - ведь имена, адреса, род занятий, степени родства, развёрнутые во всех подробностях, настоящие, не выдуманные.

Тут, похоже, ситуация, как у советского классика Александра Фадеева с его романом "Молодая гвардия", где герои все подлинные, а выдумано автором много. При этом тема там была одновременно и героическая, и очень трагическая, и оттого не счесть было людских обид из-за несоответствий тому, как происходило всё на самом деле. Объяснения писателя, что он-де писал художественное произведение, мало уменьшали человеческую боль.

У Анатолия Статейнова речь о мирной жизни. И в целом спокойной: обитатели Татьяновки и ругаются, и мирятся, и много чего вытворяют, но, молодцы, живут дружно, как и положено по правилам старой русской деревни.

А уж какие там блюстители порядка в лице сельсоветчиков! Принародно у магазина срамила писателя Нина Афанасьевна Бельская: "...Вы - житель деревни Татьяновки и обязаны смотреть за своей усадьбой. Идёт месячник по благоустройству, и мы не дадим позорить деревню. В Татьяновке жили и живут трудолюбивые люди. Старики деревенские и инвалиды дома в порядок привели, а молодые... И земля под ними почему-то не проломится!"

Какие там покупки! Не ровён час, скажет она, что и покойники нашей деревни уже свои могилки в порядок привели, а я всё ещё не чешусь..."

Но ведь всё правильно. Как известно с советских ещё времён - "У нас управдом - друг человека". А в деревне - сельсовет в лице его активистов. Что бы мы без этих требовательных и зорких ко всему общественных лиц делали? Честь им и хвала. В наше Бородино бы их - многих тут надо повыявить и подвоспитать!

Так и хочется передать самый добрый привет и Нине Афанасьевне, и Алке-активистке! И ещё бы бабушке Прысе, и другим местным старожилам, да только опустели уже их дома: "...в нашей Татьяновке две реденькие улочки. Домик от домика с каждым годом всё дальше и дальше уходит. Стариков забирает небо, а молодые не едут в деревню. Потерял дом хозяина, и через какое-то время исчезает сам".

А ведь какой был жизнелюбивый народ татьяновцы - тамошние старики говорили: "А что такое семьдесят пять лет? Да это жизнь только начинается..."

Жаль, что для молодёжи замечательные татьяновские аборигены становятся почти такими же далёкими, как и гоголевские старосветские помещики.

Пишет Анатолий Петрович Статейнов душевно и, как и у Николая Васильевича Гоголя, есть у него вера в Россию: "...Русские особого склада народ. Россию не остановишь, она жила и будет жить".

Насчёт же пророчеств о долговечности писательских трудов, то мне вспоминается мудрое в своей скромности высказывание Виктора Астафьева: "Едва ли из всей нашей литературы, быть может, кроме "Тихого Дона", что-то вообще может уйти в будущее. Могут произойти, конечно, вещи неожиданные. Ведь при жизни Гоголя написанное им не ценилось. Если говорить о моих книгах, то в лучшем случае некоторые просто немножко переживут меня..."

Сроки судьба определит, но и за это "немножко" спасибо нашим писателям.

Бородино.

Комментарии (2)

Спасибо Одинец Кате за умную и содержательную статью. Только может она мне поможет разобраться. В студенческие годы помню писателя и журналиста Володю Топилина из-под Минусинска. Жил у друзей, была особенность- когда собирались, прошляпили- он всё вино смешивал, получался "Ёрш". Работал в Красрабе, потом уехал на Север, вроде в Туру и следы его затерялись. Есть связь с описываемым Вами Топилиным??? А насчёт чтения- мало кто сейчас читает, а жаль. Пытаюсь студентам навязать книги- увы. Что даю- то так и лежит у них мёртвым грузом.  Недавно выложил в Литрес-самиздат две своих книги- житейские истории и Историю рода. Если интересно- гляньте. И воспоминания отца теперь можно в инете найти. Для Вас посылаю написанную в этой книге мной главу- Вас заинтересует встреча в Переделкино  С уважением Сергей Николаевич

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

id188473466

ответил Сергей Орловский


14.06.2021 22:10

Спасибо Сергей Николаевич!  Я с писателем  Владимиром Топилиным лично не знакома.  То, что его книги его в нашей бородинской библиотеке читали в очередь по записи, я узнала от тех, кто так читал, и от работников библиотеки. Сейчас уже  все, кто записывался, прочли.  Я, увы, отстаю от  наших активных читателей.
По вашему письму с главой из книги я вам написала ответ  по электронной почте.
С уважением, Е. Одинец.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры