Из редакционной почты: правоохранители - отдельная каста неприкасаемых?

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

26.01.2021 09:16
4

Читать все комментарии

1075

В очередной раз столкнулся с вопиющим беззаконием, творящимся в наших правоохранительных органах.

На заявления, обращения, жалобы - или никакой реакции, или сплошные отписки. Невольно возникает вопрос: откуда в правовой системе берутся кадры, как подбираются руководители этих ведомств? Кто их обучал, где и чему?

С большой теплотой вспоминаю бывших руководителей, с которыми приходилось сталкиваться по работе, общаться с ними, учиться у них. Те кадры и нынешние отличаются, как небо и земля. Многих уже нет в этом мире, вечная им память.

Прокуратуру Красноярского края возглавляли легендарные люди: с 1951 до 1970 года - Николай Васильевич Боровков, затем, до 1974 года,- Алексей Семёнович Побежимов, в 1984-1988 годах - Геннадий Фёдорович Елизарьев. Многие помнят председателя краевого суда Сергея Степановича Кокшарова, прокурора краевого центра Неллю Николаевну Жукову, прокурора Центрального района, а затем - начальника отдела юстиции Алексея Алексеевича Лыкина, который был участником Парада Победы.

Как правило, они возглавляли экзаменационные комиссии, могли оценить выпускников-юристов, кто что собой представляет, в том числе и как человек, брали их на заметку, чтобы потом пригласить на работу в правоохранительные органы.

В судьи, как правило, подбирали специалистов с учётом их жизненного опыта, отдавая преимущество выходцам из рабочих коллективов, то есть юристам-заочникам, вечерникам. А что сейчас?

Вот уже более четырёх лет я обращаюсь в редакцию "Красноярского рабочего", рассказывая о работе правоохранительных органов с жалобами, заявлениями, о преступлениях тех или иных лиц, о реакции на мои публикации.

Казалось бы, они обязаны руководствоваться законами, в первую очередь - Конституцией РФ, решать любые проблемы в рамках своей компетенции. Годами с трудом добивался личного приёма у руководителей, но это ничего не меняло.

Первое обращение было о грубейших нарушениях жилищного законодательства со стороны УК "Сибирь-Сервис". Все документы находятся в правоохранительных органах - сначала в прокуратуре Советского района, а с апреля 2014 года - в отделе полиции № 5.

Получил множество отписок, дело дошло до прокуратуры края, а затем, поскольку никто не хотел серьёзно разбираться в сути вопроса, пришлось обращаться в администрацию президента. Просил принять меня лично и дать объяснения по изложенным фактам, поставить точку, но в ответ - полное игнорирование просьб и требований.

24 августа 2018 года появилась моя первая статья "Начинай сначала трепать мочало". Но, похоже, сейчас должностные лица газет не читают. Беззаконие продолжалось. Я действовал настойчиво, но в ответ получал отписки, ложь в свой адрес.

Самое возмутительное, что правоохранители пытались обмануть и вышестоящие органы, депутатов Госдумы, сообщая им о якобы проводимых проверках по изложенным мною фактам. Чтобы убедиться, что ничего не делается, мне пришлось неоднократно разыскивать материалы дела в архиве отдела полиции N 5.

Во второй статье - "Неприкосновенная "УК", опубликованной в "Красноярском рабочем" 25 октября 2017 года, я рассказал о бездеятельности оперуполномоченного Р. С. Ардашева, которому даже заявил отвод, но он его, никому не показывая, просто подшил в дело.

И вот после этого, как говорится, начала сочинять губерния. Пошли отказы в возбуждении уголовных дел по каким-то якобы моим заявлениям о каких-то хищениях, мошеннических действиях по начислению тарифов, которые я не писал.

4 апреля 2018 года появилась моя третья статья, озаглавленная "Один - за вас, и все - на одного". И снова никакой реакции! Даже от прокуратуры края, хотя в публикации говорилось о всеобщем беззаконии и - о лжи, лжи и лжи.

Решил всё же искать выход. Написал об этом слугам народа, в частности, депутату Госдумы Ю. Н. Швыткину. Тот, в свою очередь, направил всё в прокуратуру края. Но когда я получил копию адресованного ему ответа, был поражён той же ложью: почти слово в слово.

Правда, до этого прокуратура края поручила управлению МВД "Красноярское" снова провести проверку всех изложенных мною ещё в апреле 2014 года фактов. Правда, сотрудник А. В. Благодатских "проверял" какое-то несуществующее "моё" заявление о мошенничестве с тарифами. Он переписал тексты прошлых отказов. Для солидности его постановление заверили должностные лица. Пришлось взяться за новую статью - "Сказочники в погонах", которая вышла 21 марта 2018 года.

Решил я после этого лично встретиться с депутатом Ю. Н. Швыткиным - чтобы показать материалы дела, рассказать о лжи в ответах, поступивших в его адрес. Что из этого получилось, я написал в статье "Кто стоит на страже наших интересов" - она вышла от 15 января 2020 года. Переслал публикацию руководителю Госдумы, в администрацию президента и уполномоченному по правам человека в РФ. Ответа не дождался.

После постановления, сочинённого А. В. Благодатских, получил письмо за подписью Д. А. Монастырёва, где он сообщил о прекращении переписки, что это согласовано с прокурорами края и Советского района. В ответ - моя очередная статья от 21 августа 2019 года - "Как называть вас, блюстители?".

В июне 2020 года с трудом, но всё же вынудил правоохранителей принять меня лично. Сначала была встреча с заместителем прокурора края А. Е. Афанасьева, осуществляющего надзор за уголовно-процессуальной деятельностью органов МВД, Следственного комитета.

Строго следуя букве закона, взял с собой материалы, доказывающие факты беззакония. Я был уверен, что он хорошо осведомлён о теме разговора. Время беседы было сразу ограничено - 15 минут. Разговор длился немного дольше, но это был диалог глухонемого со слепым. Он молчал, я пытался говорить. На мои доводы - никакой реакции. Понял, что пришёл зря, встал и удалился. Правда, уходя, спросил: не стыдно ли им за все эти годы, за лживую переписку?

Через несколько дней была намечена очередная встреча, но уже в Главном следственном управлении СК РФ по Красноярскому краю и Республики Хакасия. В соответствии со статьёй 141 УПК решил оформить официальное заявление с просьбой возбудить уголовное дело в отношении конкретных сотрудников прокуратуры района, края, МВД за их халатность, злоупотребление должностными полномочиями по статьям 293 и 285 УК РФ. Приложил доказательства более чем на ста листах и вырезки из газет.

Встреча с заместителем руководителя ведомства П. В.Курочкиным состоялась 19 июня 2020 года. Время для беседы отвели ровно то же - 15 минут. В нескольких словах объяснил суть проблемы, подробности были изложены в заявлении - надо всё тщательно изучить, проверить и вынести решение.

Курочкин - бывший работник краевой прокуратуры. По его просьбе все материалы я передал в канцелярию. Ждать результата пришлось 3 или 4 рабочих дня. Читаю в ответе: моё официальное заявление о возбуждении уголовного дела оказалось обыкновенным "обращением", которое со всеми материалами направили... в прокуратуру края, то есть тем, кого я просил привлечь к уголовной ответственности. Якобы потребовалась проверка. Какая? Чего?

Буквально через несколько дней прокуратура края, недолго думая, возвратила мне всё, что ей переслали. За исключением самого заявления. Где оно, у кого - до сего времени неизвестно!

В ответе говорилось, что всё описанное мной уже проверялось, состава преступления нет. Вероятно, они имели в виду моё первое заявление от апреля 2014 года в отношении управляющей компании, но спустя столько лет оно меня уже не так интересует.

Копию переданного Курочкину заявления я направил в Следственный комитет РФ А. И. Бастрыкину с единственной просьбой: взять на контроль, чтобы довести дело до логического конца. Приложил новую отписку. Из СК пришёл ответ: моё заявление с каким-то приложением на пяти листах направили в Красноярск, в Главное следственное управление. Я так и не понял - с какой целью это сделано, так было изложено мудрено.

Судя по штампу на конверте, это письмо, зарегистрированное 11 августа 2020 года, на почту попало только 4 октября, я же получил его 13 октября - блуждало два месяца!

30 октября мне направили ответ, подписанный исполняющим обязанности руководителя Главного следственного управления А. Л. Ерёминым. Прочитав его, я пришёл к окончательному выводу: нельзя так безграмотно работать, особенно в правоохранительных органах.

Каким же я был наивным все эти годы! Ерёмин написал, что уже после приёма у П. В. Курочкина мне был дан ответ (это когда все мои материалы вернули снова в прокуратуру края): нет оснований в порядке статей 144, 145 УПК РФ процессуально проверить моё заявление, так как в нём не содержится сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления.

Оказывается, более ста листов лжи, отсутствие проверок с апреля 2014-го - всё это не является базой и сведениями, доказывающими халатность и злоупотребления "проверяющих".

И далее выясняется, что Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ для красноярского Главного следственного управления - не закон, а какая-то инструкция - закон. Дальше - по тексту ответа:

"В соответствии с п. 20 инструкции об организации приёма, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в следственных органах системы Следственного комитета РФ, утверждённой Приказом Председателя Следственного комитета N 72 от 11.10.2012, заявления и обращения, которые не содержат сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, не подлежат регистрации в книге регистрации сообщений о преступлениях и не требуют проведения проверки в порядке, предусмотренном ст. ст. 144, 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Проверка законности и обоснованности решений, принятых должностными лицами при реализации имеющихся у них полномочий осуществляется по правилам, установленным соответствующим процессуальным законодательством и не может подменяться инициированием уголовного преследования в отношении должностных лиц, их принявших".

Вы поняли что-нибудь из этого ответа? Я - нет. Вероятно, есть отдельная каста неприкасаемых - сотрудников правоохранительных органов. И вся доказательственная база, статьи в газетах - не в счёт. А инструкция для них - закон.

Во всех своих ответах должностные лица ссылаются на часть 3 статьи 8 закона РФ N 59 от 2.05.2006 года "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", где сказано:

"Письменное обращение, содержащее вопросы, решение которых не входит в компетенцию данных государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица, направляется в течение семи дней со дня регистрации в соответствующий орган или соответствующему должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, с уведомлением гражданина, направившего обращение, о переадресации обращения, за исключением случая, указанного в части 4 статьи 11 настоящего Федерального закона".

Но никто не желает, а может, даже и не знает другие статьи этого закона. Например - о праве гражданина знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения обращения, получать письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов.

А ещё в нём содержится запрет направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется. На каком основании моё официальное заявление о возбуждении уголовного дела СК направил в прокуратуру края вместо вынесения постановления на основании статьи 124 УПК?

Ненадлежащим образом или вообще не исполняют органы прокуратуры и закон "О прокуратуре Российской Федерации", где сказано, например, что ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным.

А ведь есть ещё и инструкция о порядке рассмотрения обращений и приёма граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утверждённая генеральным прокурором РФ. В ней говорится, в частности, о повторных обращениях по одному и тому же вопросу, об объективном, всестороннем разрешении жалоб и обращений.

Всё это и дало мне полное основание вновь обратиться к А. И. Бастрыкину с заявлением о возбуждении уголовного дела. А все материалы, которые возвратили из прокуратуры, вместе с заявлением я направил в администрацию президента, чтобы ещё раз доказать творимое беззаконие. Судя по письму из администрации, всё ими полученное снова перенаправили в Генеральную прокуратуру и МВД РФ - без ссылки на какой-либо закон.

Генпрокуратура, в свою очередь, уведомила меня, что получила из администрации моё заявление с приложениями - на 132 листах. Всё опять пошло по кругу - всё передано не в Следственный комитет, а тем, чьих сотрудников я прошу привлечь по статье Уголовного кодекса за халатность и злоупотребления служебным положением. Для меня это снова большой юридический вопрос.

Подобные факты беззакония вызывают массовые недовольства и протесты народа, но обвиняют в нарушениях всего и вся именно этот народ.

Как гражданин правового государства я требую неукоснительного исполнения законов РФ и буду стоять на своём.

Анатолий УШАРОВ.

Красноярск.

Комментарии (4)

Гость


26.01.2021 11:05

А что Вы хотели от антинародных органов, служащих антинародной верхушке?!

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Анатолий Могу привести положительные примеры из давних лет (мне 80) и негативные из нынешних. Грустно всё это. 

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Скоро к Анатолию Ушарову присоединюсь и я. Мне есть, что поведать "Красноярскому рабочему", читатели будут удивлены....

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Помню правоохранителей давних лет, нет сравнения с нынешними. Тех уважал, этих презираю. 

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры