А удача - награда за смелость

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

07.12.2022 04:40
0

Читать все комментарии

2158

Сегодня, 7 декабря, исполняется 20 лет с тех пор, как ушла из жизни Надежда Мищенко. Наверняка кто-то из красноярских любителей большого спорта вспомнит её интереснейшие фоторепортажи с краевых, союзных и международных событий. А также то, что она снимала чисто мужские виды спорта и стала единственной женщиной - членом президиума Федерации вольной борьбы СССР.

Надежда Мищенко всегда была для меня загадкой - с тех самых пор, как в середине 70-х начала восходить её звезда спортивного обозревателя на Красноярском телевидении. Она была аккредитована на всех спартакиадах РСФСР и СССР, чемпионатах мира и международных турнирах по вольной борьбе и другим видам спорта как фотомастер и член Союза фотохудожников России. Что говорить о бесчисленных отечественных и международных выставках, которых и не счесть.

Была она и авторитетным фоторепортёром в разных видах спорта, но особенно в борьбе. Не боясь снимать сильнейших людей планеты у самого края их борцовского ковра, она успевала поймать мгновения их мощных сражений и триумфальных побед.

Не сходя много лет с экранов телевизоров Красноярска, она украшала и страницы газет своими фоторепортажами спортивной жизни города, края, страны и мира, а ещё успевала радовать поклонников Мельпомены снимками спектаклей. Люди, приходя в театры, чтобы отвлечься от своих проблем, погрузившись в чужие, обнаруживали в газетных заметках лица полюбившихся актёров с подписью той же Надежды Мищенко.

При знакомстве со мной она представилась как Наташа. Её муж, известный в городе фотограф Александр Мищенко, почему-то называл свою жену Настей. А спустя какое-то время я узнала её настоящее имя - Надежда. Не так давно мне стала известна её девичья фамилия - Дороднова и то, что родилась она в Иванове, поступила на факультет художественной гимнастики в институте физической культуры в Белоруссии, а после окончания приехала в Красноярск, где началась её бурная творческая жизнь, оборвавшаяся на взлёте.

Для меня она была прежде всего фотографом, профессионализм которого определяется в результате съёмки. Работая в разные времена с разными мастерами, мне было с кем её сравнивать. Одни снимают много и быстро, выбирая потом лучший кадр. Другие ждут момент и делают снимок, как им кажется, редкий, но меткий. Третьи ищут необычное в жизни, что способно удивить, поразить или восхитить публику.

А есть и те, кто пытается уловить во всём многообразии человеческой натуры миг того внезапного откровения, который захватывает и самого фотографа, и публику. Именно он заставляет нас замереть у картины художника, вдруг открывшего тебе смысл явления или чьей-то жизни на пике горя или радости. Или зарыдать, читая рассказ, проливший свет на происходящее вокруг тебя и на тебя самого.

За всем, что делает возмутитель нашего спокойствия в фотографии, кроется нечто большее, чем необычный пейзаж, красивое лицо, яркое событие, мощное сценическое действо или какой-то закрученный сюжет. И мы чувствуем его способность увидеть в людях любовь, нежность, неброскую красоту, тепло души, желание понять мир, себя в нём и найти своё счастье.

Мне кажется, Надежда обладала этой тонкостью и остротой восприятия жизни. Она реагировала на подспудный юмор и детскую чистоту, на восторг от победы и тот наив, что бывает только в детях и лишь изредка может остаться во взрослых людях, как не расплескавшееся в суетных мелочах чудо. Вот почему в её кадрах можно искать и находить для себя радость и утешение.

И в них почти всегда гораздо больше того, что мы видим в первое мгновение. Например, в лице художника Александра Баженова есть не только мужская красота и харизма, но и глубина мысли, и страдание о чём-то несбывшемся, и попытка понять что-то, не открывшееся ему до конца. В снятом ею оркестре театра музыкальной комедии можно ощутить и способность музыкантов к импровизации, и их желание подарить публике помимо прекрасной музыки, которую они каждый день исполняют в оркестровой яме, свою весёлую карнавальную шутку.

- Настя помимо спорта всегда снимала театр,- сказал мне как-то Александр Мищенко.- Но снимала она исключительно для души. Театр вообще - для души. На нём деньги не заработаешь.

* * *

Во всех снимках, что мне довелось видеть у Надежды Мищенко, я ощущала её загадочную душу, жаждущую добра и любви. В них мне всегда чудился отзвук той ускользающей красоты и духовности, по которой мы мучительно тоскуем, суетно гоняясь за минутной сенсацией.

И её работы не выглядят сегодня чем-то пожухлым и старым, как некое скучное воспоминание из прошлого века. Нет, они продолжают нас радовать и страницами нашей отечественной истории, и тем светом, которым жила и горела душа этой прекрасной женщины и большого мастера - Надежды Михайловны Мищенко.

Наталья САВВАТЕЕВА.

Москва.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры