Ася Малеванова: "Артист должен быть жадным"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

13.12.2021 18:52
0

Читать все комментарии

4165

Актриса и режиссёр Красноярского драматического театра имени А. С. Пушкина Ася Малеванова отметила свой первый большой юбилей. Кроме того, в Театре на крыше, с которым она связана восемь лет из десяти его существования, был ею поставлен спектакль "Гроза" по мотивам произведения А. Н. Островского.

- Можете не соглашаться со мной, но за те восемь лет, что вы служите в этом театре, вы сделали довольно много. Получился своеобразный фантастический рывок...

- Думаю, ещё нет. Просто артист должен быть жадным. Поэтому, когда ты хочешь в профессии большего - главных ролей, работы, чтобы тебя завалило, особенно после института,- это необходимо. Чтобы ты из театра просто не вылезал. Особенно если учесть, что в нашем театре, как и в любом другом, женская конкуренция серьёзная. Нет такого, что ты везде. Много девочек, и каждой нужно что-то дать. Все талантливые, замечательные.

Я почувствовала некий дефицит работы, творчества, и так вышло, что мы познакомились с Лерой Берёзкиной (Афониной) из "Театра на крыше", подружились, и она предложила мне поставить спектакль. Эта дружба переросла в то, что мы сейчас имеем, в то, что большинство постановок в "Театре на крыше" сейчас с моей фамилией. И так сложилось исключительно потому, что Лера когда-то дала мне возможность попробовать сделать что-то самой.

- Что стало вашей первой самостоятельной работой?

- "Монолог о браке" Эдварда Радзинского, который я сколотила со своими артистами из театра Пушкина. Это история о том, как люди переживают развод. Зрителям нравился этот спектакль, потому что это пьеса о человеческих чувствах, и было очень много узнавания себя.

Причём до этого я не имела никаких режиссёрских амбиций! Просто однажды Лера мне сказала: а почему нет? И действительно, а почему бы и нет? Аргументов против не нашлось. Не скажу, что первый спектакль обладал бешеным успехом, но он и не стал провалом. Это дало мне смелость полагать, что можно попробовать ещё раз и ещё, и ещё. Кроме того, я обнаружила страсть к управлению людьми. Мне понравилось, как они меня слушают... (Смеётся.) Аппетит пришёл во время еды.

Конечно, все актёрские предложения выслушиваются мной обязательно, но последнее решение всё-таки оставляю за собой. Режиссура меня так затянула, что я поступила на заочное в Щукинское училище, где учусь на втором курсе у Народного артиста РФ Юрия Николаевича Погребничко, создателя театра "Около дома Станиславского".

Убеждена: в театре не бывает случайностей. Все роли к тебе приходят, чтобы или научить чему-то, или показать что-то со стороны. Никогда у меня не было, чтобы спектакль прошёл бесследно. В этом магия сцены - роли приходят к тебе тогда, когда они тебе нужны.

И моя Сонечка Мармеладова пришлась на тот период, когда я нуждалась в ней. Она вселила в меня веру и подарила свет. У меня в сравнении с Соней отличное положение: есть работа, ребёнок, крыша над головой, а вот ощущения счастья и полноты жизни, которые её переполняют, пока нет. Вера Сони - сильная и безусловная, это удивительно.

- Кто из режиссёров театра Пушкина заметил вас первым?

- Нас с одногруппником привела сюда завлит Лариса Лейченко, которая блистательно читала нам в институте "Историю театра". У Ларисы Николаевны своя миссия - она в вузе смотрит студентов, а если кто-то нравится, зовёт директора и режиссёра, чтобы они тоже посмотрели. Мы показались с отрывком из "Фрёкен Жюли".

Однако первым нас заметил режиссёр Егор Чернышёв и позвал в Норильск. Я отказалась, потому что тогда у меня родился ребёнок, с которым лететь в Норильск не захотела из-за климатических условий. Но в театр Пушкина нас всё-таки взяли...

- Как в вашей жизни вообще возник театр?

- Началось всё в школе. Стала ходить в театральную студию при Сосновоборской гимназии. Тогда не планировала связывать жизнь с театром. Казалось, это просто хобби. Мне нравилось выступать на сцене, играть роли, наслаждаться вниманием публики. Но вплоть до одиннадцатого класса не считала, что актриса - это профессия, которой можно всерьёз заниматься.

Потом со школьным театром участвовали в фестивале молодёжных инициатив "Зеркало". Наш спектакль "Гололёд" занял призовое место, и мы выступали в Доме актёра при серьёзной публике. Потом участвовали в гала-концерте в театре Пушкина. И вот школьницей я попала в эту святыню. За кулисами всё обследовала и подумала, что неплохо было бы здесь работать. И всё совпало, я здесь...

- Каков ваш первый опыт встречи с театром?

- В первом классе мы с бабушкой пошли в Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина на "Макбет". И ушли в антракте. Почему решили посмотреть именно этот спектакль? До сих пор не понимаю. Но был и другой театр. Оказалось, это театральная студия "Версия", и там создаются настоящие спектакли, которые собирают залы. Мне стало интересно.

В театральную студию можно было поступить только с 12 лет. Поэтому какое-то время интерес мой был пассивным, да и некогда было, всё свободное время занимала музыкальная школа. Из-за длинных пальцев и феноменальной музыкальной памяти мне пророчили карьеру великой пианистки. Но, наверное, то, что легко даётся, не ценишь. Не сложилась у меня любовь к фортепиано.

Зато сразу после окончания музыкальной школы отправилась в студию "Версия". Переступила порог и попала к руководителю Виталию Дейхину, который сначала давал нам актёрскую базу: этюды, какую-то теорию. А главное - показывал фильмы, которые считал стоящими. Там я впервые посмотрела "Танцующую в темноте" Ларса фон Триера...

Впрочем, планировала: если не поступлю на актёрский, пойду на журфак. Я же школу с серебряной медалью окончила, и меня интересовало всё, что связано с коммуникацией. И всё-таки поступила.

На втором курсе поняла, что хочу быть артисткой, а на третьем - что не смогу уже заниматься ничем, кроме этой профессии. Наш мастер Валерий Аркадьевич Дьяконов на первом же собрании сказал: вы ещё пожалеете, что сюда попали, со мной шутки плохи. Работа артиста - каторжный, адов труд. Вы должны полностью принадлежать профессии и делать выбор в её пользу, отодвигая на второй план семью, родственников, любовь. А на работу в театр можно не прийти, только если ты умер, и у тебя есть об этом справка.

Большой и грозный Валерий Аркадьевич, мы его обожали. Мне всю жизнь встречались люди, которые вели за руку в эту профессию. И привели. Помню последнего "Костюмера" с его участием, как жена Эмилия (Шевчук.- Прим. ред.) ждала его за кулисами, плакала, потому что боялась, что он не доиграет.

- В каком амплуа видел вас во время учёбы Валерий Дьяконов?

- Он меня тянул на героиню, а мне было интересно играть характерные роли. Самый любимый мой раздел во время учёбы - наблюдения, потому что можно было играть собак, девочку, подтягивающую колготки, учительницу... Всё, что дальше от меня, нравилось: закрыться, спрятаться, кого-нибудь изобразить. Когда ходила в платье с котиками, Валерий Аркадьевич меня ругал: "Не ходи так! Ты гранд-дама!"

Если честно, только после родов, на четвёртом курсе, я смогла сыграть то, что он просил - Марью Петровну Ошметьеву в "Дикарке" Островского. "Как материнство на вас влияет,- удивился мой педагог.- Вижу другие глаза, другое отношение..." И в антрепризе иногда играю всё-таки характерные роли. Мне это интересно!

- На слуху в театре сегодня не только ваша фамилия, но и довольно необычное имя? Откуда же она взялась - тургеневская Ася?

- Анастасия по паспорту, Ася - по жизни, на сайте, табличке в гримёрке. Это история моих родителей, которым учительница русского языка сказала, что Анастасия - это Настя, Ася и Туся. Они стали звать меня Асей отчасти благодаря Тургеневу.

В школе я стеснялась этого имени, потому что училась в эпоху "тётя Ася приехала". Сверстники так меня и звали - слоганом из рекламы отбеливателя. Волна стихла, и я полюбила это своё имя. Сегодня мне непривычно, если ко мне обращаются Анастасия.

- Не знаю как для кого, но для меня вы "выстрелили" режиссёрской работой "Человек из Подольска". И сейчас спектакль стоит в репертуаре.

- Можно сказать, что он получил зелёный свет благодаря Олегу Алексеевичу Рыбкину. Идея пришла с театральной ночи. Тогда Стас Линецкий предложил поставить читку пьесы, потому что мероприятие было посвящено России. Стасу эту совсем свежую пьесу Дмитрия Данилова в своё время подкинул режиссёр Митя Егоров, с которым мы ставили отмеченный позднее спектакль "Я. Другой. Такой. Страны". Мы сделали читку, она вызвала бурный интерес у публики на театральной ночи. Стало понятно - людям нужен спектакль.

- Блистал за решёткой Иван Янюк, замечательно играла одна из ваших любимых, если не ошибаюсь, актрис Ольга Белоброва?

- Просто она нигде больше подобной роли не играет. Может быть, потому что у нас рождение в один день, мы как-то слышим друг друга. Она очень глубоко работает. Знаю, как она дома выстраивает роль, придумывает её, затем фантазирует, предлагает. Так вышло, что это она пригласила меня на постановку "Грозы", сказав: "Ася, годы идут, а я так хочу сыграть Катерину! Ещё успеваю!" (Смеётся.) После "Человека из Подольска" она увидела во мне режиссёра. Ольга играет в театре много, но ей тоже этого мало. И это прекрасно, что у человека есть желание делать ещё больше.

"Гроза" - произведение, знакомое всем со школы. На уроках литературы нам говорили, что это царство прошлого и будущего, что есть поколение старшее и молодое, которое уже с нами немного вступает в противоречие. Если помните, там мощная свекровь Кабаниха, которая держит всю семью в ежовых рукавицах, и произведение о том, как дети страдают от такой неправильной любви.

Мы хотели сделать спектакль не про то, что Катерина - луч света в тёмном царстве. Мы хотели поговорить про домашнее насилие и про тему замалчивания, когда люди молчат и не рассказывают, что происходит у них дома, никому. И потом вырастают травмированные люди, которые рожают травмированных людей.

"Терпеть, пока терпится",- слова драматурга и девиз многих женщин. Это та призма, через которую хочется поговорить со зрителем. Поэтому у нас не костюмы XIX века, когда пьеса была написана, а современные. Дело происходит в студии, где герои рассказывают свои истории ведущему авторской программы "Гроза". Имена сохранены, история сохранена, но угол сместился на интервью.

Этот формат очень близок, потому что интервью сейчас - из каждого ящика. Эту форму, этот угол зрения и предстоит увидеть зрителю. "Гроза" для меня - интересный опыт, работа над которым продолжается.

- Замечательный, на мой взгляд, спектакль "Я. Другой. Такой. Страны" вызвал в своё время неоднозначную реакцию, а потом, получив "Золотую маску", вдруг куда-то исчез.

- Скучаю по нему. К сожалению, кто как видит... Если ты хочешь обидеться, обязательно найдёшь, за что... У нас было уважение к советской действительности, когда мы делали спектакль. И мы не старались это высмеять. Скорее, смеялись над самой пропагандой, промыванием мозгов, а не над миром, в котором люди жили. А сняли его, потому что в театр стали приходить соответствующие письма. Мне нравятся режиссёры с позицией, такие, как Митя Егоров. Зачем делать, если нечего сказать?

Справка "КР"

Ася Малеванова в 2013 году окончила театральный факультет Красноярского государственного института искусств (курс Народного артиста России Валерия Дьяконова) и была принята в труппу театра, где за сравнительно короткий срок сыграла главные роли в таких значительных спектаклях, как "Преступление и наказание" (Соня Мармеладова), "Пастух и пастушка" (Люся), "Русский роман" (Саша Толстая), "Опасные связи" (Сесиль Воланж). Удачным также оказался её режиссёрский дебют в трагикомедии "Человек из Подольска". А на фестивале "Театральная весна - 2018" специальный приз жюри получил её моноспектакль "Моя Психея", поставленный итальянским режиссёром Алессандрой Джунтини. В декабре в театре ожидается "Горе от ума" А. Н. Грибоедова в постановке Олега Рыбкина, где Асе Малевановой доверена роль Софьи.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры