Тамара Семичева: "Печаль пройдёт - восторг останется"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

15.01.2021 12:38
0

Читать все комментарии

460

Прослужив в родном Красноярском драматическом театре имени А. С. Пушкина около полувека, заслуженная артистка России Тамара Семичева объявила вдруг, что покидает не только сцену, но и край. Впрочем, ничего неожиданного в этом поступке не было, поскольку Тамара Владимировна давно уже помышляла о том, чтобы уехать к дочери и внуку. И вот свершилось, после того как был сыгран последний на красноярской сцене спектакль "Кукла для невесты"...

- Конечно, год был сложный, високосный, непросто себя держать в рамках, но надо хотя бы стараться. Грустно, тяжело, когда болеют люди, когда врачи сбиваются с ног... Но если совсем распускаться, что тогда?

- По-нормальному надо бы спрятаться, закрыться, переждать, а вы вдруг решились на отъезд?

- Во-первых, некогда ждать. Во-вторых, кое-кто говорит, что пандемия продержится до 25-го года. Окончательное решение уехать пришло, когда мы выпускали "Август: графство Осейдж". Дальше ждать некуда, поскольку у нас дочь, у нас внук, они далеко - не наездишься, а мне очень хочется быть с ними рядом, потому что общение по скайпу - это ничто.

Дочери сорок три года, она стала ко мне ещё ближе. Я хочу её видеть постоянно. Это семья, что очень важно для меня. Внук растёт, ему уже десять лет. Пока он на нас влияет, и мы на него можем влиять. Связь с внуком у нас славная, хорошая. Хочется помочь в чём-то, пока возможно.

Мы здесь одни. И когда дочь меня повезёт к себе? Согбенной старушкой? Да и привыкать к другому месту жительства будет тяжелее. Для меня наглядный пример, как я забирала к себе старенькую маму, которой не стало через шесть лет после переезда. Тяжело было и ей, и мне.

Особых перспектив в театре я для себя не видела, хотя говорю об этом с оптимизмом, потому что актрис моего возраста в нашем театре много - талантливых, работоспособных... Занимала свою определённую нишу, но не вижу, что с отъездом что-то особенное потеряла.

Играла я много, но в последнее время новых работ особо не наблюдалось. Последняя, пожалуй, "Странные соседи матушки Пишон" и "Август: графство Осейдж". В "Августе" интересно было работать с режиссёром Маратом Гацаловым. Сложным был первый мой монолог, когда, ещё ничего не сказав, нужно было сыграть истерику и слёзы. Минуты на экране для меня показались адовыми. И как сказал Марат Гацалов: "Сами себе выбрали такую профессию". Он требовал - я поставленную им задачу выполняла.

- Вы уедете - спектакль не снимут?

- Ну что вы! Будет играть другая актриса. Правда "Куклу для невесты" списывают, "Девичник над вечным покоем" тоже. Остался "Тихий шорох уходящих шагов" и "Странные соседи матушки Пишон".

Не буду обманывать, конечно, тяжело, ведь 46 лет отдано театру, в котором я хорошо была занята. Понятно, возраст, нас много, надо всем дать роль, а не получается. А иметь двух-трёхсоставные спектакли, как в столице, то ли времени не хватает, то ли нет необходимости. Хотя, как мне кажется, подобные замены необходимы - мало ли что в жизни случается.

- У вас, по-моему, нет амплуа, поскольку вы способны сыграть всё - от трагического до комического? Вы запоминаетесь в народно-деревенских образах...

- Может быть. Мне говорили об этом. Поскольку сама из деревни, очень любила роли подобного плана - "Кадриль", "97", "Семейный портрет с посторонним"...

Возвращаясь к теме отъезда, сожаление о котором остаётся у меня в мозгу, считаю, что всё когда-то заканчивается. Ухожу нормально, в 65 лет. Играть до 89, не помня ни текста, ни себя, я бы, если честно, не хотела. Тем более когда есть семья, и, думаю, не буду сидеть на месте. Не знаю, впрочем, как получится. Рассчитываю, что буду где-то играть обязательно. Профессию терять не собираюсь.

Да, грустно, да, плачу. На последнем "Девичнике" зрители аплодируют, просят автографы, а я, отыграв положенное, как начала реветь, не могла сдержаться. Переживаю: кому нравится смотреть на плачущую артистку?

Не уезжай - кто тебя гонит? Принято осознанное решение. Счастлива, что у меня сложились тёплые отношения с людьми, которые сочувствуют, сожалеют о моём отъезде. Кланяюсь нижайше, потому что мои зрители долго придавали мне бесконечные силы в творчестве и даже в процессе спектакля, заставляя больше раскрываться. Зрители у нас замечательные! И требовательные, и прощающие.

- Вы сказали, что продолжите выходить на сцену. Где?

- В антрепризе. Определённые намётки есть, тем более что там, куда я уезжаю, активно работает артист, который был некоторое время занят в Красноярском драматическом театре. Естественно, с Красноярском отношения порывать не собираюсь. Может быть, приеду - расскажу что-то интересное.

Корни мои и в Ярцеве, и тут - родительские могилы нельзя бросать. Да и большая часть моей творческой жизни здесь прошла. Много было и роз, и шипов. Спасибо огромное режиссёрам, а уж труппе - вдвойне, потому что каждый из нашего коллектива сделал мне что-то хорошее и на сцене, и в жизни.

- Получается, поговорку "Уходя, уходи", или "Уходя, гасите свет", соблюдать не собираетесь?

- Ни в коем случае. Свет гасить не буду - пусть горит. Не намерена с нашим театром связи прерывать, хочу знать расписание, как здесь проходит жизнь, буду общаться с коллегами. Как была в этой театральной семье, так и останусь. Просто поняла: нужно ехать к детям, пока у нас есть обоюдное желание. Иначе будет поздно.

Знаю, когда мамы не стало, как будто кто-то кусок тебя отсёк: всё - нет никого рядом. Мама была жива, и я чувствовала крыло, которым она меня защищала. Теперь - всё. И думаю: "Что ж ты так мало общалась? Надо было больше разговаривать..." А мамы уже нет. Теперь я с ней разговариваю мысленно. Чувство вины первые два года меня давило очень сильно.

- Вспоминаю предыдущее наше интервью. Получается, что ваше желание сыграть мамашу Кураж или Медею уже не осуществится? Остаётся мечта?

- Да. В мечтах ещё можно поиграть. Не буду страдать о несыгранном. Сыграю в душе. Помечтаю. Нафантазирую. Могу увидеть всю эту картинку. И как-то легче становится. Так сложилось. И высказывать обиды глупо. Играла другие роли у других режиссёров. Надо уходить с добрым сердцем.

- Есть актёры, которые уходят тихо, без бенефисов. Например, Надежда Дибенко. С удивлением узнал, что она есть, является деятельным членом украинской диаспоры.

- Да, она очень активная, полна энергии. Не озлобилась. Вот у кого нужно учиться жизни. В своё время прежний директор потихонечку вывел из труппы не только её, но некоторых других - Борисову, Баринову. И я хотела уйти незаметно, без прощальной "Куклы для невесты". Зачем? Чтобы зрители смотрели на плачущую артистку?

- Сцена будет сниться?

- Она мне и сейчас снится. Даже какие-то полувещие сны. Театр, сцена... То куда-то едем, то костюм исчезает. Это же вечные актёрские сны, когда тебе чего-то не хватает. Надо что-то говорить, а я забываю текст. Знаю, если актрисе снится новая обувь, значит, получишь роль. Пару раз у меня именно так и было. Подсознание работает?

Вижу огромный концертный зал, полный зрителей. Приехала какая-то известная труппа, на которую билетов достать невозможно. Каким-то образом у меня оказался пригласительный в первые ряды, но без указания мест. Сумрак. Ищу своё место. Спускаюсь по проходу. И вдруг понимаю, что потеряла туфли. Даже не туфли, а спортивные старые тапочки. Один исчез, а второй я выбросила.

Пойду босиком - в темноте никто не видит. Дохожу до своего места и вижу, что на мне другие туфли - чёрные, красивые, модельные. Чуть-чуть большеваты, правда... Села. Смотрю, идёт мой муж с тележкой. Говорит: "Я там продукты купил..." А все вокруг сидят, словно в кино: что-то едят, на сцене огромный экран, на котором показывают какой-то фильм. Перед экраном известные актёры что-то играют.

Рядом со мной сидят две тётки, которые у меня спрашивают: "Вам это интересно, девушка?" "Да вы что,- отвечаю,- это же известные артисты! И какая я вам девушка? Мне 65 лет..." "Да быть такого не может!" - удивляется соседка. Другая отвечает: "А что? Она прекрасно выглядит. Практически как я..." А муж в это время говорит, что с продуктами будет ждать у входа.

И я просыпаюсь. Угадайте, что это за сон?! Логически всё выстроено. Старые туфли меняю на новые. Зал, полный народу. Известная труппа. И кто-то мне дал пригласительный? Но мест нет...

- Разгадаете в будущем. Помнится, пять лет назад я спрашивал, с каким чувством вы выходите на сцену? Перефразирую: с каким чувством вы уходите со сцены?

- С восторгом, что я здесь играла такие роли, была в этом театре. Сцена - это восторг, к которому примешано чувство печали, сожаления, переживания. Печаль пройдёт - восторг останется. Не о себе, а обо всём, что мне способствовало, чтобы я играла - самозабвенно, с отдачей, ведь зрители приходят не ребусы разгадывать, а чувствовать.

Театр - это очищение, где можно выплакаться всласть. Говорят, что нельзя держать в себе чувства: надо поплакать, поругаться, покричать. Театр создан для этого... Вспоминаю "Поминальную молитву", где я читала монолог, и мурашки бежали по спине.

Мне удалось плодотворно поработать с Владимиром Гурфинклем. Это и "Прекрасное воскресенье для пикника", и "Императорский театр", и "Поминальная молитва". А Виолетта Воробьёва? "Вей, ветерок!", "Смотрите, кто пришёл?", "Аленький цветочек", "Вагончик". Про Андрея Максимова, Натана Басина, Леонида Белявского вообще молчу. Всегда обо мне помнил Николай Иванович Хомяков - его "Последний срок" незабываем. С удовольствием работала с Маратом Гацаловым.

Обо всех вспоминаю с благодарностью. Все роли сложились в целую жизнь.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры